Accounting and HR outsourcing
Accounting and HR outsourcing
Accounting and HR outsourcing
Девять президентских бизнес-заповедей
Публикации \ 04.05.2012

Опрошенные юристы оценивают очередные планы как популистские и не могут вспомнить хотя бы одну положительно отразившуюся на бизнесе законодательную реформу, проведенную Дмитрием Анатольевичем – кандидатом юридических наук.

Для развития конкуренции и предпринимательства уже в этом году предлагается освободить от сдачи бухгалтерской отчетности все компании, кроме публичных (размещающих на бирже акции), а вновь создаваемые фирмы – от обязанности иметь помещение. А также не наказывать директоров и бухгалтеров за формальные ошибки в документах, упростить приватизацию арендуемых малыми предприятиями государственных помещений, гуманизировать уголовную ответственность за экономические преступления, запретить налоговикам ликвидировать компании с недостаточными активами, публиковать информацию о «непроцессуальных» контактах судей и т.д.

Выполнять большую часть этих поручений, скорее всего, придется самому Дмитрию Медведеву, который в ближайшее время сменит Владимира Путина на посту премьер-министра.

Блеф 2012

Однако радикальными и полезными предлагаемые нововведения кажутся только на первый взгляд. Так, директор аутсорсинговой компании Acsour Татьяна Модеева обращает внимание, что с 2013 года все применяющие «упрощенку» компании (а таких только в Северной столице около 90 тысяч) обязаны будут вести бухгалтерский учет, освобождать от которого Дмитрий Анатольевич не предлагает. «Получается, что компании, в том числе малые, все равно обязаны будут вести бухгалтерский учет, – поясняет Виктор Гутов, партнер юридической компании Pen&Paper. – Только контроль со стороны налоговиков будет производиться не в режиме ежеквартального мониторинга сданных отчетов, как сейчас, а периодически – путем плановых или внеплановых проверок».

Более логичным эксперты считают другое предложение «гуманиста» Медведева – не привлекать к ответственности должностных лиц компаний (чаще всего руководителя и главного бухгалтера), добровольно исправивших допущенные в отчетности неточности и ошибки, если они «не оказали существенного воздействия на итоговый финансовый результат». «В целом логично, – полагает Виктор Гутов. – Сейчас за любую оплошность организации штрафуют на 5 - 15 тысяч рублей, что для малого бизнеса очень накладно. Но внося предлагаемые изменения, надо определить, чем ошибка отличается от умышленного искажения отчетности, какую ошибку можно считать несущественной.

«Не стоит расценивать данное нововведение как полную индульгенцию на право финансовых нарушений, – убеждена Ольга Волкова, возглавляющая профильную кафедру НИУ ВШЭ. – Ответственность компаний перед государством, в том числе наложение на них штрафных санкций, должна сохраниться, а персональную ответственность за общую эффективность и финансовую результативность деятельности руководитель будет нести перед собственниками».

Чукча не читатель...

Немало удивило опрошенных экспертов и предложение Дмитрия Медведева (автора учебника по гражданскому праву) «исключить при государственной регистрации юридического лица требования о наличии у него... помещения, определяющего юридический адрес». Ведь в законодательстве нет и никогда не было понятия «юридический адрес». Кроме того, Дмитрий Анатольевич, видимо, забыл о законе, который сам же подписывал 30 декабря 2008 года. Юрист компании «Качкин и Партнеры» Александра Улезко напоминает главе государства, что и действующий закон не содержит требования о предоставлении документов, подтверждающих право регистрации компании по определенному адресу: «Иногда, правда, регистрирующие органы отказывают в регистрации, ссылаясь на недостоверность сведений об адресе, однако такие отказы достаточно успешно обжалуются в суде», – констатирует юрист.

А вот Татьяна Модеева убеждена, что бизнес с радостью встретит предложение об отмене «юридических адресов»: «Сейчас существует целый рынок по купле-продаже юридических адресов со своей продуктовой линейкой. Разумеется, очень часто небольшим компаниям и start-up проектам нет необходимости арендовать офис», – полагает она.

Хорошо забытое старое...

Также президент России вновь напомнил о необходимости расширения практики применения залога и домашнего ареста в качестве меры пресечения по преступлениям экономического характера. Об этом Дмитрий Медведев говорил уже не раз, но служители Фемиды пока его «не слышат»: в минувшем году в Санкт-Петербурге в СИЗО отправилось более пяти тысяч обвиняемых и подозреваемых, тогда как только два человека – помещены под домашний арест, а еще восемь – освобождены под залог.

Юристы сомневаются в реалистичности и других идей. Например, исключение возможности возбуждения уголовного дела по преступлениям экономического характера без заявления потерпевшего: «Получается, что по результатам проверки счетной палаты нельзя будет возбудить уголовное дело? Если подходить совсем формально, то придется ждать, пока уличенный в хищении руководитель организации соблаговолит подать заявление – «посадите меня, пожалуйста»?» – удивлен Виктор Гутов.

Не менее абсурдным выглядит и предложение запретить налоговикам подавать иски о ликвидации организаций, чистые активы которых оказались ниже уставного капитала. Формально эта норма призвана была гарантировать хотя бы мизерную платежеспособность компаний, но на практике она оказалась неработоспособной. Ведь сегодня минимальный уставный капитал для тех же ООО составляет всего 10 тысяч рублей, и его имеют подавляющее большинство участников рынка (например – почти все петербургские застройщики). «По крайней мере, я не знаю широкой практики ликвидации компаний за недостаточностью активов, – говорит Виктор Гутов. – Если организация оказывается неплатежеспособной, то она должна признаваться в установленном порядке банкротом, если не совершает банковских операций и не сдает отчетности – может исключаться из реестра (де-факто ликвидироваться) по инициативе налоговой инспекции».

Аналогичную точку зрения разделяет и Александра Улезко: «Суды при рассмотрении исков о принудительной ликвидации чаще всего отказывают в их удовлетворении, поскольку нарушение не носит неустранимый характер и не влечет негативных последствий. Вместе с тем налоговые органы продолжают обращаться в суд с подобными исками, увеличивая их и так большую загруженность».

Четыре года – не срок

Скептически опрошенные эксперты оценивают почти все реформы, проведенные в период правления Дмитрия Медведева. «Несмотря на отдельные провозглашаемые инициативы, призванные, по смыслу, ослабить давление российской бюрократии на бизнес, ничего значительного в этом направлении сделано не было, – констатирует Андрей Заостровцев, профессор НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге. – Любой инструмент регулирования превращался в орудие вымогательства, инструмент репрессий. Силовое давление на бизнес (так называемый «государственный рэкет») не только не снизилось, но, наоборот, усилилось. Налоговая нагрузка на бизнес после кризиса 2008 - 2009 годов возросла – социальные отчисления от зарплат увеличились до 34 процентов. Провозглашенная Медведевым «борьба с коррупцией» обернулась очередной фикцией, судебная система практически перестала быть «хранительницей законности», масштабы «заказных» дел зашкаливают и т.д.».

Юристы и предприниматели менее эмоциональны. Так, по мнению Татьяны Модеевой, склонность Дмитрия Анатольевича к инновациям привела к ряду положительных изменений: «Например, усилена роль электронного документооборота – были введены электронные счета-фактуры. Хочется верить, что данная тенденция продолжится и Россия перестанет быть такой бюрократично-бумажной страной».

Александра Бирюкова из Pen&Paper напоминает об отмене НДС при выкупе малым бизнесом арендованного имущества, ограничении административных функций государства (в том числе по проведению внеплановых проверок, сокращению видов лицензируемой деятельности и т.д.): «В то же время, как водится в России, плох не закон, а его применение. Реализация нововведений зачастую затягивается, что влечет отсутствие желаемого роста сектора малого и среднего предпринимательства», – констатирует юрист.

«За последние годы законодатель попытался подчинить деятельность юридических лиц международным стандартам, – полагает Александра Улезко. – В качестве нововведений необходимо отметить закон «О хозяйственных партнерствах» и «Об инвестиционном товариществе». Но в целом изменения только претворяются в жизнь, поэтому говорить о том, как они отразятся на рынке, преждевременно».

Павел Нетупский, «Фонтанка.ру»

 

Источник: Фонтанка.Ру

 

 

 

Head of Business
Development Department:
Olga Filipova cell.: + 7 (931) 262-5352 phone: + 7 (812) 454-4424 e-mail: olga.filipova@acsour.com